Централизованная библиотечная система «гагаринская» - страница 7

^ Русский старт
Байконур переезжает во Французскую Гвиану

Вчера в Париже на совете Европейского космического агентства было принято решение о начале финансирования проекта коммерческих запусков российской ракеты-носителя "Союз" с французского космодрома Куру. Перенос коммерческих запусков на экватор может означать в ближайшем будущем отказ России от эксплуатации Байконура. Не считая арендной платы Казахстану в 115 млн. долларов, только непосредственно на запусках с Куру Россия сможет сэкономить не менее 200 млн. долларов.

Соглашение о запусках ракет-носителей "Союз" с космодрома Куру во Французской Гвиане, принадлежащего Европейскому космическому агентству (ESA), Россия и Франция подписали 7 ноября 2003 года. Работы по строительству стартовой площадки для "Союзов" стоимостью 314 млн. долларов планировалось начать в январе 2004 года. Но строительство до сих пор не начиналось из-за проблем с деньгами.

Изначально все финансирование взяли на себя европейцы. Половину необходимой суммы выделяет компания Arianespace, разрабатывающая космическую технику, вторую половину средств - ESA, причем 50% в этих платежах составит доля Франции. Россия участвует только в непосредственном строительстве стартового комплекса и поставках ракет-носителей на космодром. Однако на декабрьском заседании 2003 года совету ESA не удалось окончательно урегулировать порядок финансирования, и вопрос с "русским стартом" остался открытым. К нему снова вернулись вчера. После почти 12-часового совещания совет ESA наконец дал "зеленый свет" финансированию проекта "Союз-Куру".

По словам главы Росавиакосмоса Юрия Коптева, окончательное решение финансовых вопросов означает начало работ по проектированию и размещению оборудования на космодроме. Первый запуск "Союза" с космодрома Куру может произойти уже в начале 2006 года. Планируется, что Россия будет проводить 4-5 запусков в год, причем старт "Союзов" практически с экватора позволит увеличить доставляемую на орбиту полезную нагрузку с полутора до четырех тонн и станет экономически гораздо более выгодным, чем запуск с Байконура.

По оценкам французских специалистов, стоимость запуска "Союза", составит 35 млн. евро. В то же время старт с Байконура основной ракеты-носителя "Протон" обходится России в 80 млн. долларов. А если учесть желание казахской стороны получать по 10% от стоимости всех коммерческих запусков, то казахский космодром может стать для России слишком дорогим.

В Росавиакосмосе не отрицают, что с началом действия проекта "Союз-Куру" количество коммерческих стартов с Байконура уменьшится. С другой стороны, размещение "Союза" в Куру позволит России освоить совершенно новый сегмент рынка запуска спутников на низкие орбиты, что с Байконура сделать невозможно.я

Напомним, что в январе 2004 года Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев подписали соглашение о продлении срока аренды космодрома Байконур до 2050 года. Ежегодная аренда казахстанского космодрома обходится России в 115 млн. долларов. Вряд ли Россия в ближайшее время будет отказываться от Байконура - на него завязана не только Федеральная космическая программа России, но и международная программа МКС, рассчитанная до 2015 года. После катастрофы "Колумбии" все старты на международную космическую станцию проходят только с Байконура.

Но с учетом того, что часть коммерческих запусков может переместиться на Куру, а военных - на космодром Плесецк, роль Байконура действительно будет снижена. Для сравнения: на Байконуре за прошлый год было проведено 17 стартов, с космодрома Плесецк - 7 стартов, при помощи "Морского старта" (Sea Launch) - 3 запуска. С французского космодрома Куру в прошлом году стартовало 4 европейские ракеты-носителя.

* * *

Комплекс космодрома Куру простирается на 30 км вдоль атлантического побережья Французской Гвианы, заморского департамента Франции на северо-востоке Южной Америки. Космодром находится на широте 5ш к северу от экватора. Такое расположение идеально подходит для запуска спутников на низкую экваториальную и геосинхронную орбиты. Из-за близости к экватору ракета-носитель в полной мере использует эффект вращения Земли, что обеспечивает ей дополнительную скорость почти 1600 км/ч. В 1966 году Европейское космическое агентство отказалось от космодрома Вумера (Австралия) в пользу Куру, и именно с территории Французской Гвианы в марте 1970 года был выведен на орбиту первый европейский спутник. На территории комплекса, охраняемого 3-м пехотным полком Иностранного легиона Франции, располагаются заводы по производству жидкого кислорода, жидкого водорода, твердого топлива, монтажный корпус ракеты-носителя и стартовая установка для ракет Arian-5.


№6
^ "Роверы" победили непогоду
Старт американской марсианской миссии наконец состоялся

Непогода на мысе Каннаверал (место старта американской марсианской экспедиции Mars Exploration Rover Mission) продолжалась больше недели. Запуск первого из двух космических аппаратов миссии был назначен на 8 июня, однако его все время откладывали. Все ответственные за запуск специалисты нервничали. Это понятно: сразу вслед за первым "ровером" к красной планете с интервалом в 2-3 недели должен отправиться еще один, причем оба аппарата должны стартовать до конца июня, то есть попасть в "окно", когда на путь к Марсу понадобится минимальное время - 7 месяцев. Ситуация накалялась еще из-за того, что "европейский конкурент" - "Марс-экспресс", который был успешно запущен 2 июня, уже начал свое путешествие к красной планете и к началу предыдущей недели преодолел более миллиона километров.

11 июня космический аппарат НАСА наконец-то был запущен. По расчетам, он должен достигнуть орбиты Марса в начале января следующего года, после чего на поверхность планеты спустят марсоход. Таким образом, начнется первое в истории освоения космоса настоящее путешествие по поверхности красной планеты. Если, конечно, все пойдет по плану...

На прошлой неделе, как раз во время старта Mars Exploration Rover Mission с мыса Каннаверал, в Москву приехали представители Лаборатории Реактивного Движения (JPL) НАСА. Они принимали участие в конференции, на которой обсуждались результаты, полученные другим космическим аппаратом - "Марс-Одиссей" (на нем установлен и в настоящее время успешно работает российский нейтронный детектор HEND, созданный в Институте космических исследований РАН).

JPL координирует космические проекты, которые осуществляются в разных университетах США. Руководители двух отделов этой организации Гейлон МакСмит и Майкл Хехт (каждый из них отвечает в JPL за широкий круг вопросов - от распределения финансирования до планирования научных исследований) ответили на вопросы журнала "Политбюро".

- НАСА уже давно и внимательно изучает красную планету. Здесь в Москве вы обсуждаете результаты миссии "Марс-Одиссей", которая успешно продолжается уже третий год. Были и другие экспедиции, более или менее удачные. Что они дали для будущего исследования Марса?

Майкл Хехт: - Если говорить о последних миссиях и, прежде всего, об "Одиссее", то самое большое достижение - открытие залежей льда в полярных регионах Марса. Это очень важно, потому что раньше мы доподлинно не знали, есть ли там лед. Мало того, выяснилось, что он залегает очень неглубоко от поверхности - 30 см. Кстати, в свое время "Викинг", один из американских спускаемых аппаратов, сел как раз в той зоне, где сейчас обнаружили подземный лед. Мало того - "Викинг" был оборудован специальной лопатой, которая даже "копнула" немного. Если б она копнула чуть глубже, мы бы давно добрались до настоящего льда! А вообще-то последние открытия показывают, что некогда на Марсе было много воды.

Гейлон МакСмит: - Говоря о будущем, нужно четко разделять ближайшую и отдаленную перспективу. Ближайшая: один из "роверов" в данную минуту направляется в сторону Марса, скоро, надеюсь, за ним последует и второй. Это уже реальность. Кроме того, возникла идея в скором времени отправить туда еще один посадочный аппарат, который смог бы исследовать состав льда.

Ближайшие задачи "Одиссея" - создание карт основных химических элементов на Марсе, подробная съемка поверхности в дневное и ночное время суток. А после того как закончится основная миссия, то есть через год, мы начнем перемещать аппарат и немного менять его орбиту, чтобы камера могла зафиксировать происходящее в другом ракурсе.

Ну а если говорить о далеком будущем - знание о количестве и составе льда на красной планете очень важно для освоения Марса человеком.

- Чего вы ожидаете от нынешней "Mars Exploration Rover Mission"? Есть ли надежда найти воду?

ГМ: - Наши марсоходы не станут искать воду, их главная задача - поиск следов воды в прошлом. Они будут исследовать состав поверхности во всем ее разнообразии. Представьте, что для этого они преодолеют значительное расстояние - примерно как от Москвы до Петербурга! Мы узнаем, какова эта местность - не с орбитальной высоты, а при ближайшем рассмотрении. Узнаем, какова она "на ощупь", насколько разнообразен ландшафт.

- Возможно ли такое везение, что удастся сразу найти на Марсе жизнь?

МХ: - Вряд ли, поскольку даже для везения нужна соответствующая подготовка. Мы еще не готовы искать жизнь. Мы ищем следы жизни на планете - сейчас или в прошлом. Ведь поиск следов воды, по сути, означает поиск следов жизни, так как это - косвенное доказательство ее существования.

Итак, прежде всего мы должны изучить историю воды на Марсе: когда она существовала, откуда взялась, почему и когда исчезла. И если эти исследования окажутся успешными, тогда можно будет заняться поисками жизни.


№7

2296551811327988.html
2296597918919636.html
2296633115179939.html
2296705361611798.html
2296868321602633.html