Книга мучеников - страница 2

^ Предисловие к переработанному изданию "Книги мучеников"
В "Книге мучеников" есть следующее высказывание: "По причине того, что сырых дров было принесено не меньше, чем могли бы увезти две лошади, они не загорались, и прошло много времени, пока огонь наконец-то охватил солому, которую подложили под дрова".

Это же предложение в переработанном издании книги звучит так: "Было использовано слишком много сырых дров, такое количество, которое могли бы увезти две лошади, поэтому прошло какое-то время, прежде чем пламя с соломы перебросилось на дрова".

В середине XVI века, когда Джон Фокс писал "Книгу мучеников", по всей Европе яростно преследовали христиан. Большинство историй в книге являются описаниями событий, происходивших еще при его жизни. Несомненно, Фокс был свидетелем многих из них, как, например, журналисты в наше время; многие истории были присланы ему христианами, которые терпели преследования сами или были свидетелями гонений и мученических смертей других людей. Это было самое смутное время в истории христианства. В те времена религия была определяющей силой, решающей судьбы стран и контролирующей жизнь. Только единицы не были согреты ее великодушием, исходившим от Бога, и только единицы избежали ее ярости, исходившей от дьявола.

Поскольку Фокс писал о текущих событиях (как поступали и те, которые последовали за ним и дополняли его книгу), он не объяснял очевидного и понятного его современникам, а также не увлекался деталями, описывая людей и места, о которых упоминал (особенно касающихся Англии), потому что большинство людей его времени были знакомы с ним. Например, он не объяснял, как происходит процедура сожжения человека, или где находился Смисфилд, и почему он пользовался дурной славой. Не распространялся и о тюрьме Флит или о множестве жен короля Генриха VIII, или об архиепископе Томасе Кранмере, принимавшем непосредственное участие во всех бракосочетаниях и разводах короля. Он не объяснял политические и религиозные интриги, которые поражали христианство, возможно, потому, что не знал о них или не считал это важным, или, вероятнее всего, был убежден, что только история может оглянуться назад и увидеть их результаты в собственной перспективе. Во многих случаях мы знаем об этом гораздо больше, чем знал Фокс в свое время, просто потому, что мы располагаем собранными историческими фактами, которые позволяют нам взглянуть на различные даты и события прошлого, людей и места и увидеть их связь друг с другом.

Фокс писал свою книгу в средневековой Англии на языке своего времени. Будет слишком мягко сказать, что язык средневековой Англии является труднопонимаемым для пас. Мы не используем множества слов, которые использовались тогда. Вместе с тем многие слова, используемые нами сегодня, не обозначают того, чью они значили во времена Фокса. Существует также проблема в построении предложений и их длине. Точка с запятой и кавычки были очень популярны в то время, и писатель с хорошим воображением мог составить предложение из более чем ста слов, двигаясь в нескольких направлениях, пока не благословит читателя точкой в конце предложения. Длинное, закрученное предложение сложно для восприятия и, скорее всего, непонятно современному читателю, если написано на языке средневековой Англии.

В переработанном издании "Книги мучеников" мы убрали все непонятные старые слова и распутали предложения. В некоторых случаях значение слова невозможно было найти в современных словарях, поэтому смысл определялся по контексту. Когда видели, что средневековое слово больше подходит по контексту и смысл его был понятен, тогда мы использовали это слово. Иногда для большей ясности вставляли в текст примечания или выделяли некоторые детали. В таком случае мы помещали примечание или слово в квадратные скобки - [ ],- чтобы показать, что это дополнительные вставки, которых нет в оригинальном тексте.

В связи с тем, что многие люди и местности часто упоминались Фоксом, а люди и их позиции часто менялись, в приложение мы включили список того времени пап, королей и королев Англии, о которых творится в книге Фокса. В конце ее также есть приложение, в которое включены "Девяносто пять тезисов" Мартина Лютера, пригвожденных им 31 октября 1517г. на двери Дворцовой Церкви в Виттенберге, и раздел "Указатель имен и местностей" для более удобного исследования.

Данным предисловием мы пытаемся показать, что работа, связанная с переписыванием и модернизацией книги Фокса была совсем нелегкой. Она потребовала значительных умственных, эмоциональных и физических усилий, затронувших все мое естество,- я работал как головой, так и сердцем. Чтобы верно передать язык и атмосферу того времени, я пробовал поставить себя на место Фокса; чтобы понять, что он думал и чувствовал, когда писал, я пытался представить, что я живу в то время, в тех местах, среди той культуры, где происходили описанные события; я переживал преследования, пытки и сожжение вместе с мучениками. Я, как журналист, был с ними в темнице и на свободе, в жизни и в смерти. Но как журналист, который может только смотреть, слушать и описывать происходящие события, но не имеет возможности взять интервью.

Я хотел бы, чтобы у меня была возможность предупредить Яна Гуса, что святой римский император Сигизмунд не собирается исполнять данное им обещание, которым он гарантировал Гусу безопасность; я хотел бы предупредить Уильяма Тиндейла, что человек, с которым он так быстро подружился, на самом деле был Иудой, подосланным, дабы предать Уильяма. Я до сих пор изумляюсь, как королю Генриху Наваррскому удалось избежать смерти в Варфоломеевскую ночь, когда практически все гугеноты Парижа были убиты.

Когда сжигали Джона Ламберта и при помощи алебард подняли над огнем, чтобы он горел медленнее, я сел у своего компьютера и заплакал. А когда Джон Хаукер воздел свои горящие руки над головой и хлопнул три раза, я радовался изумительной благодати Божьей. И я также радовался, когда по той же благодати архиепископ Томас Кранмер покаялся и обратился к Христовой истине и когда эта же благодать дала силы Мери Даер вернуться в Бостон, чтобы посвятить свою жизнь борьбе против несправедливого закона пуритан, направленного против квакеров.

Но более всего я поражался непоколебимой верности многих мужчин, женщин и детей, радовавшихся тому, что оказались достойными чести пострадать за своего Господа, чьи страдания и смерть были свидетельством силы и истины Церкви Христа. Их жизнь и смерть постоянно живут в моем сознании, как и вопрос: "Способны ли мы с нашим мягким и направленным на служение самим себе современным христианством последовать их примеру с такой же отвагой и любовью ко Христу, чтобы мы могли пострадать, пройдя через все пытки, увечья и сожжение, при этом не отречься от своей веры в Него?"

Тысячи христиан во всем мире сегодня могут ответить на этот вопрос "Да", о чем ярко свидетельствуют истории о современных мучениках, вошедших в эту книгу.

Но каким будет ваш ответ на этот вопрос?

Гарольд Д. Чедвик
4 июля 1997 года

2283315692401029.html
2283366953371418.html
2283449073933402.html
2283493327613798.html
2283653760083650.html