Издание: Зильманович Дмитрий - страница 5


"Ведущий что надо" - так аттестовали Куницу ведомые. С этим согласились и остальные однополчане, встретившие старшего политрука на земле.

Радовало, что в полковой семье появился летчик, достойный "крылатых комиссаров" (так окрестили военкома полка Николая Андреевича Верховца и комиссаров эскадрилий Николая Пискунова, Феодосия Дубковского и Ивана Маковенко). Когда на аэродром полка привезли сбитый "хейнкель", Куница подробно объяснил, как ему удалось сбить вражеский самолет. При этом он указал наиболее уязвимые места бомбардировщика. Словом, этот бой не только принес большой успех нашим авиаторам, но и стал для них наглядным уроком тактического искусства.

Вскоре Семен Куница стал одним из наиболее результативных летчиков-истребителей в полку. И когда авиаторы эскадрильи получали приказ комиссара: "Готовьтесь, полетите со мной", они знали, что бой будет жарким и, что бы ни случилось, комиссар будет рядом с ними и отдаст все силы ради успеха в схватке.

1 августа 1941 года, как сообщалось в одном из оперативных донесений, с аэродрома Жовтнево вылетели девять самолетов И-16 для прикрытия боевой работы девятки самолетов ДБ-3 в районе Дубоссар, Павловка. Два "мессершмитта" пытались атаковать ДБ-3, но были отогнаны. Позже вражеские истребители атаковали самолет Л. Елохина, который оторвался от своего звена. На выручку товарища бросились старший политрук Семен Куница и младший лейтенант Иван Засалкин и сбили "мессер". Раненный в руку Елохин благополучно совершил посадку на своем аэродроме.

Один бой не был похож на другой, а исход одного боя тем более не походил на результаты другого. В одном из полетов три наших истребителя, ведомые Семеном Куницей, завязали бой с двадцатью "мессершмиттами". Не считаясь с численным превосходством противника, Куница повел свое звено в атаку и с первой же попытки поджег один самолет. Нужно было добить вражескую машину, но два других "мессершмитта" навалились на него так, что пришлось сманеврировать в другом направлении. Отбиваясь от наседавшей на него пары истребителей противника, Куница заметил группу из восьми "юнкерсов", следовавших в сторону наших позиций. "Сбить ведущего!" - мелькнула мысль у старшего политрука. Он ушел от преследования "мессеров" и сманеврировал для атаки на бомбардировщик. Очередь из пушки и пулеметов - и тут же подбитый бомбардировщик начал падать. Бросившись к другому, Куница зашел ему в хвост и нажал на гашетки. Однако выстрелов не последовало. Между тем "юнкерс" продолжал сбрасывать бомбы на наши войска. Комиссар решил таранить уходящий бомбардировщик и уже было развернул И-16, чтобы подойти и ударить винтом по хвостовой части "юнкерса". Но вражеский летчик, по-видимому, разгадал его замысел и, прибавив скорость, ушел в облачность.

Куница прекратил преследование и ввел свой самолет в вираж, чтобы посмотреть на землю и сориентироваться. И тут выскочивший из-за облаков истребитель противника поразил очередью из пулеметов мотор его самолета. И-16 вошел в штопор и стремительно понесся к земле. Когда Куница понял, что машину не вывести из штопора, он, применив метод "срыва", выдернул, еще находясь в кабине, кольцо парашюта, и белый купол вырвал его из кабины обреченного самолета.

Когда Куница коснулся земли, он увидел, что находится между окопами наших войск и противника. Еще не приняв решения, как поступить, комиссар услышал над окопами боевой клич наших моряков "Полундра!". Вступив в рукопашный бой с фашистами, приближавшимися к комиссару, моряки сумели оттеснить их и спасти советского летчика, за воздушной схваткой которого они только что наблюдали.

23 августа на боевое задание вышла восьмерка, ведомая командиром эскадрильи Агеем Елохиным. Справа от звена командира вел свою четверку комиссар Семен Куница. Шли на увеличенных дистанциях, чтобы дальше и больше видеть.

При подходе к цели заметили, как впереди и несколько выше показались 11 истребителей противника. Наши четверки, следуя за комэском и комиссаром, перешли в набор высоты. Зашли со стороны солнца и в результате коротких маневров и стремительной атаки каждый сбил по одному "мессершмитту".

Схватка была скоротечной. Но этим дело не кончилось. Еще шесть "мессеров" спешили к месту боя. Куница успел дать командиру сигнал и повел свою четверку против вражеских истребителей. Он с ходу обрушился на ведущего "мессера", выпустив по нему очереди из пушки и пулеметов. Фашистский самолет камнем понесся вниз.

Умело маневрируя, Куница связал боем два "мессершмитта". В это время его ведомые и подошедшие летчики из звена комэска сумели сбить три вражеских истребителя.

В часы затишья и короткого отдыха Куница занимался организацией досуга эскадрильи. Это с его помощью летчики и техники достали музыкальные инструменты и в эскадрилье появился самодеятельный оркестр.

Заботясь о повышении боевого духа людей. Куница доставал книги о русских полководцах Суворове и Кутузове, организовывал читку материалов о героических подвигах советских летчиков в Испании,на Халхин-Голе и в воине с белофиннами, страстных патриотических статен Алексея Толстого, Михаила Шолохопа, Ильи Эрснбурга, Леонида Соболева, Константина Симонова. Фельетоны, эпиграммы, карикатуры на гитлеровцев комиссар комментировал так остроумно, что его слова надолго запоминались. Особенно оживленно проходили обсуждения информации о подвигах летчиков на фронтах Великой Отечественной войны.

Ничто по ускользало из поля зрения комиссара. Он следил за тем, чтобы каждый летчик или техник, отличившийся и воздухе или на земле, был отмечен командиром. Интересовался, налажена ли у того или другого авиатора связь с ровными, регулярно ли получает письма.

Он был действительно душой эскадрильи, к нему тянулся весь личный состав. Вокруг него сплачивались коммунисты, комсомольцы. Старшему политруку принадлежала инициатива проведения заседаний партбюро по приему в партию непосредственно у самолетов, сразу же после боя, в присутствии тех, кто только что участвовал в полете вместе с вступающим в партию.

В специальном приказе о награждении особо отличившихся летчиков 69-го истребительного полка ВВС Одесского оборонительного района от 27 августа 1941 года отмечалось, что с первых дней войны весь личный состав части показывал образцы героизма и самоотверженности в боях по защите Одессы, чем вписал славную страницу в историю борьбы советской авиации с немец-ко-фашистскими захватчиками.

В числе тех, кто за отличное руководство боевой работой (Шсстаков, Верховец, Рыкачев, Дубковский), личный пример, мужество и отвагу был отмечен благодарностью и награжден ценными подарками, был и комиссар эскадрильи старший политрук Куница.

Его подвиги вскоре получили широкую известность и высокую оценку. В одной из статей "Блокнота агитатора", издававшегося в те дни Одесским обкомом партии, командующий оборонительным районом контр-адмирал Г. В. Жуков писал: "Подлинным народным героем является старший политрук летчик Куница... Шесть "юнкерсов" и "мессершмипов" сбил и бою славный сокол".

107 боевых вылетов сделал Семен Андреевич, в 106 случаях возвращался в родной полк, успешно выполнив боевое задание, а с последнего "крылатый" комиссар не вернулся.

День 29 августа оказался особенно тяжелым для защитников южного сектора обороны города. "Срыву наступления противника в этом секторе, -указывалось в "Хронике обороны Одессы в 1941 г.", -в значительной степени содействовали летчики 69-го авиационного полка, вылетавшие в течение дня на штурмовку группами в несколько самолетов".

...В семь часов вечера группа, состоявшая из 12 И-16, выполняла задачу по штурмовке наступающих войск противника в районе Фрейденталь. Одну из четверок в группе вел Куница, После третьей атаки были встречены пятнадцатью Me-109. Завязался бой четверки Куницы с четверкой "мессершмиттов".

Первый удар комиссар принял на себя, заставив противника свернуть с боевого курса и разомкнуться. Куница погнался за "мессером", настиг и сбил его. Но в тот же миг попал под огонь другой вражеской машины. Самолет комиссара загорелся, но он продолжал тянуть к территории, занятой нашими войсками, и покинул самолет в последний момент...

Когда к месту падения И-16 прибыли старший инженер полка капитан Н. Я. Кобельков и комиссар второй эскадрильи старший политрук И. П. Маковенко, то самолет Куницы еще догорал. Пехотинцы рассказали, что с земли было видно, как белый купол парашюта плавно снижается и ветер относит летчика все ближе и ближе к нашим позициям. Он пролетел уже над последней линией вражеских окопов, когда по нему открыли огонь, и герой упал мертвым в расположении наших войск.

По документам командиры наземных подразделений узнали, что летчик, геройски сражавшийся и погибший у них на глазах, - старший политрук. 13 пулевых ран было обнаружено на теле комиссара...

Ныне имя Героя выбито на мраморной плите у Одесского академического театра оперы и балета. Его именем названа одна из улиц города. Имя его начертано на надгробной мемориальной плите в Аллее Славы. Велико-Хуторской школе Дробывского района Черкасской области присвоено имя С. А. Куницы. Одна из улиц села и пионерская дружина школы названы его именем.


^ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

АСТАШКИН МИХАИЛ ЕГОРОВИЧ

Родился 30 декабря 1908 года в селе Наша Сасовского района Рязанской области. В 1925 году окончил семилетку в г. Елотьме Рязанской области. Русский. Член КПСС. В 1930 году был призван в Красную Армию. В 1932 году направлен в Военно-теоретическую школу летчиков а Ленинграде Окончив теоретический курс, продолжил учебу в 14-и военной школе летчиков в г. Энгельсе. Отлично закончил в декабре 1934 года курс летной подготовки, Асташкин был оставлен там же инструктором и вскоре стал в школе одним из лучших воспитателей молодых летчиков.

В 1940 году Михаил Асташкин участвовал в боях на Финском фронте в качестве командира авиаэскадрильи. Награжден орденом Красного Знамени и в том же 1940 году прибыл в 69-й ИАП наступил в командование 1-й авиационной эскадрильей.

Произвел 162 боевых вылета, в том числе 59 на штурмовку позиций фашистских войск. Лично сбил 4 и в группе с товарищами 8 самолетов противника.

5 ноября 1941 г, постановлением военного совета Южногг фронта награжден вторым орденом Красного Знамени (посмертно).

19 февраля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно) в числе первых 12-ти летчиков в 69-м полку.


^ ОТВАЖНЫЙ КОМЭСК-ОДИН

Они были друзьями, настоящими боевыми товарищами, коммунистами-единомышленниками - командир эскадрильи Михаил Асташкин и комиссар Николаи Пискунов. Это и позволило им в сложных условиях войны успешно руководить подразделением, выполнять боевые задачи, поставленные вышестоящим командованием.

Уже в первых боях комиссар показал себя отважным воздушным бойцом, и Асташкип чувствовал его реальную помощь не только как политработника, но и как отличного боевого летчика, который может выполнять любые задания в пример другим летчикам эскадрильи.

Но недолго довелось Пискунову воевать плечом к плечу с командиром в небе Одессы. Он погиб, защищая ее подступы 8 августа 1941 года.

"Истребители штурмовали колонну, - писала газета "Известия".- Зажгли бензоцистерну. Сбили вражеский истребитель, ушли домой. Прикрывал Пискунов. И вдруг из облаков вывалились три "мессершмиттах-, бросились на Пискунова, он погиб. Эскадрилья Асташкина поклялась отомстить. В первом же бою капитан зажег "Мессершмитт-109".

- Это за Пискунова, - сказал он, возвратившись.

И теперь всегда, когда на землю падают пылающие немецкие самолеты, летчики Асташкина говорят: "Это за Пискунова..." [23]

Гибель комиссара не была для наших летчиков последней тяжелой потерей в эти дни. 9 августа 12 наших истребителей, семь из которых повел в бой капитан Асташкин, после выполнения задания в районе Каторжино встретили 20 самолетов ПЗЛ-24. Вскоре после начала боя пять самолетов противника горели на земле. Однако эскадрилья потеряла двух командиров звеньев - Петра Гуманенко и Андрея Ольховского.

Тяжело было Асташкину и его летчикам в те дни, но они не падали духом. Партия, народ ждали от наших воинов сокрушительных ударов, и они наносили их каждый час и день героической обороны Одессы.


* * *


Уже несколько дней, как эскадрилья капитана М. Е. Асташкина перелетела в Кишинев, имея задачу прикрыть от гитлеровских бомбардировщиков город и аэродром.

Капитан М. Е. Асташкин был мастером штурмовых атак. Он пятьдесят три раза штурмовал позиции, походные порядки и боевую технику врага. "На подступах к Одессе, - указано в наградном листе, - капитан Асташкин не раз водил своих летчиков штурмовать наземные части противника во взаимодействии с 25-й и 95-й стрелковыми дивизиями, нанося сокрушительные удары по живой силе противника".

Выполняя эту, одну из важнейших для всего 69-го ИАП, задачу, эскадрилья Асташкина большинство вылетов совершала на штурмовку живой силы и техники Противника.

Первые же летные дни капитан Асташкин провел со своими помощниками и заместителями на полигоне. В размещение и в размеры мишеней он внес такие сложности, которые затрудняли их поражение с воздуха, требовали более энергичного вывода самолетов на цель и маневренного ухода от цели. Асташкин сам выполнил показательный полет с применением этих важных элементов. Он подходил к пели с разных направлений, энергично вводил свой И-16 в пикирование на мишень и вел по ней огонь короткими и частыми очередями. Маневренный отход от цели также понравился летчикам эскадрильи.

Более жесткие требования командир эскадрильи предъявил и к воздушным боям. Он провел с каждым командиром звена и своими заместителями по два полета, в которых его "противникам" пришлось основательно "повертеться", чтобы не оказаться перед командиром совершенными "слабаками".

Каждая штурмовка-это десятки бомб, сброшенных на головы врагов, сотни разящих фашистов снарядов, десятки тысяч пуль, выпущенных по живой силе противника.

За период оборонительных боев в районе Одессы Михаил Асташкин совершил 19 разведывательных полетов в тыл врага, преодолевая плотный заградительный огонь линии фронта. И каждый из этих полетов помог выявить силы и намерения наступавшего противника.

В середине августа звено истребителей под командой Асташкина выполнило ответственное задание командования по установлению связи с нашим батальоном, который оказался в окружении в районе деревни Вознесенское. Обнаружив наше подразделение, Асташкин сбросил три вымпела с приказом батальону выходить из окружения. Убедившись, что вымпелы подобраны красноармейцами, комэск максимально снизился и, взяв точный курс юго-восточнее Вознесенского, дважды пролетел в том направлении, по которому должен был выходить из окружения батальон.

Помощь авиаторов была использована нашим наземным подразделением: хотя и с большими потерями, оно сумело выйти из окружения и пробиться в район Одессы, где держали оборону советские войска.

5 июля группа фашистских бомбардировщиков "Дорнье-215", появившаяся из-за облаков на подходе к городу, взяла курс на аэродром. В это время Асташкин со своим звеном находился на дежурстве. По сигналу группа И-16 взлетела в воздух и вступила в бой с бомбардировщиками. Враг численно превосходил паши силы и вел но истребителям ураганный пулеметный огонь. Умело маневрируя всем звеном, Асташкин смело атаковал противника. Наши летчики, расстроив боевой порядок гитлеровцев, начали их обстреливать.

Во время второй атаки Михаил зажег "дорнье". Объятый пламенем вражеский самолет рухнул на землю. Не дожидаясь исхода этой короткой схватки, комэск атаковал другой бомбардировщик, обрушив на него всю мощь своего огня. Вскоре и второй самолет врага тоже был сбит. Остальные гитлеровцы, не выдержав удара, поспешно ретировались.

Боевой пример командира первой эскадрильи оказал влияние на других летчиков 69-го полка. За короткое время - в течение двух недель - авиаторы части сбили еще 12 вражеских самолетов.

Асташкин всегда успешно справлялся с обязанностями ведущего группы истребителей, причем независимо от того, сколько самолетов одновременно участвовало в выполнении задания. Ходить в группе Асташкина считалось большой честью и налагало известную ответственность на каждого летчика его эскадрильи. Сам комэск целиком отдавался бою и того же требовал от своих подчиненных. На его счету был вылет, в котором он и летчик его эскадрильи прикрыли в бою (машину командира полка и выручили его в тяжелой ситуации.

Дело было так. 18 августа 1941 года Асташкин вместе с майором Шестаковым вылетели на разведку района Коблево, Ташино, Калиновка, Павловка, Алексеевна.

Третьим с ними полетел на задание младший лейтенант Григорий Петько. Шестаков и его ведомые атаковали наземные войска противника, а затем вступили в воздушный бой с пятеркой "мессершмиттов". Действуя дерзко и решительно, командир полка первым атаковал фашистов. В результате схватки у самолета Шестакова оказалась разбитой плоскость и был поврежден винт. Асташкин и Петько прикрыли командира, приняв все удары "мессеров" на себя. Увидев, что наших осталось всего двое, гитлеровцы решили быстро с ними покончить. Но эти двое, умело маневрируя, избежали ударов противника и в свою очередь сбили еще один "мессершмитт". Остальные истребители врага спешно покинули поле боя.

Боевой дружбой Михаила Асташкина с отважным летчиком Григорием Петько восхищались в полку. Чаще других летала на задания именно это пара: Асташкин- Петько. Редко кто-либо из них пропускал боевой вылет. Но когда у Петько от постоянных перегрузок начались головокружения, Асташкнн предложил ему сделать перерыв в полетах, а сам продолжал летать.

Однажды после штурмовки первая эскадрилья, возвращаясь домой с почти израсходованными боекомплектами и очень малым запасом горючего, вынуждена была вступить в воздушный бой с вражескими истребителями. В этом бою пара "мессершмиттов" навалилась на Асташкина при выходе его из атаки. Жизнь командира оказалась а опасности. И тогда Петько, его верный боевой друг, подставив свой самолет под огненные трассы "мессеров", защитил комэска.

Самолсг Петько загорелся и пошел со снижением в сторону нашей линии обороны. Когда все летчики приземлились, Асташкин еще долго не покидал кабины, осматривал горизонт, ища глазами самолет Петько, Вскоре в воздухе появился с ходу идущий на посадку горящий самолет. Едва Петько выскочил из объятой пламенем кабины, как навстречу ему уже мчался ликующий Асташкин. Изменив своей сдержанности, кричал "ура", видя своего друга целым и невредимым. Они крепко обнялись и долго стояли так посреди аэродрома, словно впервые встретились после долгой разлуки.

Кольцо осады города с каждым днем сентября все больше сжималось. Героические защитники Одессы, отбивая яростные атаки врага, стремились ослабить давление на наиболее опасных рубежах обороны.

В посланной в ночь на 14 сентября телеграмме в .Ставку Верховного Главнокомандования наркому ВМФ и военному совету Черноморского флота командование Одесского оборонительного района сообщало, что под давлением превосходящих сил противника создается, опасность отхода наших частей на рубеж Гниляково - Дальник - Сухой Лиман. Население, аэродромы, город, порт, корабли будут нести большие потери от артиллерийского огня противника".

Уже 61 самолето-вылет совершили в этот день летчики 69-го ИЛП, взаимодействуя с наземными войсками на поле боя, штурмуя наземные части противника, производя разведку и прикрывая Одессу. Под вечер четвертую группу самолетов в составе восьми И-16 и одного Ил-2 повел в район Вакаржаны командир полка Шестаков. Одно из звеньев группы возглавлял Асташкин.

Группа выполняла четвертый заход на штурмовку фашистских войск, когда над ними появилась пятерка вражеских самолетов. Асташкин, выйдя из атаки, набрал высоту, с ходу пошел на ведущего группы противника и зажег его. Ведя неравный бой с гитлеровцами, комэск дрался в воздухе дерзко и самоотверженно, но не забывал и о земле. Заметив, что одна из батарей противника метко бьет по нашим штурмующим самолетам, Асташкин спикировал, чтобы подавить ее и дать возможность остальным И-16 успешно штурмовать вражеские позиции. И тут случилась беда. Прямым попаданием зенитного снаряда самолет Асташкина был подбит. Не выходя из боя, Михаил Асташкин направил горящую машину на батарею противника. На это ушли считанные секунды. Огромной силы взрыв разбросал в стороны зенитные орудия. Батарея была уничтожена, но и сам герой погиб. Ценою собственной жизни он дал возможность своим товарищам продолжать выполнение задания.

Закончив штурмовку вражеских войск, группа И-16 вернулась на свой аэродром. Не было среди возвратившихся двоих. В этот день погибли капитан Асташкин и лейтенант Живолуп.

"За период боевых действий, - указывалось в приказе войскам Южного фронта, - капитан Асташкин сбил лично 4 и в группе - 8 самолетов противника. 14. 09. 41 г. при штурмовке пехоты врага прямое попадание ЗА противника вывело из строя самолет Асташкина, который, жертвуя жизнью, врезался в гущу врага в районе хутора Важный Одесской области".

Вечная память герою.

После гибели Асташкипа первой эскадрильей стал командовать В. Ф. Климов, а затем Н. С. Голубев. Но еще долго летчики полка называли эту эскадрилью Асташкинской. Его воспитанники - Петько, Голубев, Климов, Стешко, Тележенко, Шумилов и другие - заслужили славу бесстрашных воздушных бойцов и были награждены высокими боевыми наградами.

Имя Героя Советского Союза капитана М. Е. Асташкина увековечено в городе-герое Одессе. Оно начертано на мемориальной доске героических защитников города в сквере у Одесского академического оперного театра, на табличках названия одной из улиц и на мраморной надгробной плите в Аллее Славы.


^ ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

ШИЛОВ МИХАИЛ ИЛЬИЧ

Родился 2) сентября 1921 года в деревне Кобяки Ивановской области. Русский. Член ВЛКСМ. Закончил семилетнюю школу в селе Филосово. По путевке комсомола был направлен в летную школу в городе Великие Луки, а оттуда - в 1е Чкаловское военное авиационное училище. В октябре 1939 года получил звание младшего лейтенанта-пилота.

2270905093153504.html
2270994850267490.html
2271083695700014.html
2271254096855615.html
2271382243837211.html